Последние комментарии

Сейчас на сайте

Сейчас 40 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Мудрое материнское слово

История семьи на фоне эпохи. Кто я – украинка, русская или черкешенка? – часто задавалась непростым вопросом старейшая жительница горного аула Хаджико города Сочи Раиса Васильевна Схабо. В судьбе этой удивительной женщины гармонично переплелись самые разные национальные корни и традиции, позволившие ей воспитать достойных детей и внуков.

Еще до Великой Отечественной войны уроженец Харьковской области Василий Трофимович Руднев со своей супругой Марией, спасаясь от голода, свирепствовавшего в 30-е годы прошлого века на Украине, перебрался в Сочи. Дорога на Кавказ была долгой, сложной, а судьба – жестокой: молодые не раз оказывались на грани жизни и смерти. Изрядно помыкаться в поисках счастья и лучшей доли им пришлось и на Черноморском побережье – времена тогда оказались тяжелыми для всех. Вскоре Рудневы поселились в шапсугском ауле Калеж. Почему они выбрали именно это селение, заброшенное в горах, сегодня уже мало кто помнит. Да и так ли это важно? Прижились здесь сразу, пустили корни глубоко. Василий, пользовавшийся безграничным уважением у односельчан, занимался привычным трудом – развозил продукты на подводе по соседним поселкам, его супруга работала в местной пекарне, снабжавшей хлебом всю округу.

Друг за другом в семье появлялись дети – Владимир, Раиса, Алексей, Александра. В 1942-ом Василий ушел на фронт, откуда ему не суждено было вернуться – Мария получила только скорбную похоронку на мужа. Думала было вернуться после войны в родные края – на Харьковщину, но, подумав-передумав, сочла за лучшее все-таки ничего кардинально не менять в своей жизни – привыкла, прикипела душой к аулу, да и люди радушно относились к ее малышам, старались всячески помочь детям, оставшимся без отца-кормильца.

По-разному сложились судьбы Рудневых, но за минувшие десятилетия история этой семьи удивительно прочно и гармонично переплелась с местными адыгскими фамильными родами. Сегодня для жителей долины реки Аше и аулов Лыготх, Калеж, Хаджико украинцы Рудневы, много лет назад поселившиеся здесь, давно стали своими, родными. Жизнь быстро размыла этнические грани – теперь сельчане их считают истинными черкесами не только по духу, но и по крови, даже украинскую фамилию произносят на свой манер. А как может быть иначе, если потомки этой семьи с детства выросли здесь, великолепно говорят на адыгском языке, твердо следуют обычаям и традициям шапсугов, твердо считая благодатную сочинскую землю своей истинной родиной?

Семейная реликвия Рудневых – видавший виды альбом с десятками старых черно-белых фотографий. Каждое по-своему дорого, как слепок разных мгновений прожитой жизни. Здесь, например, редкий снимок Василия и Марии с пятилетней дочерью Александрой на коленях. Прожила она недолго – жизнь девочки трагически прервалась всего год спустя. В один из дней, желая помочь родителям, работавшим с утра до ночи, она жарила хлеб у печурки – от сильного огня платье на ребенке неожиданно вспыхнуло. Погасить пламя на себе малышке в одиночку не удалось, всего неделю спустя, Саша, любимица всей семьи, скончалась от полученных ожогов.

На другой карточке – следующий из детей Рудневых – Алексей. Он был редким трудягой, не боялся самой сложной, даже черновой работы, но среди односельчан прослыл опытным пчеловодом, великолепно знал свое дело, пользовался большим уважением среди коллег. Как и приято у адыгов – он успевал везде: помогал односельчанам косить в поле, собирать урожай, строить дома, был радушным и гостеприимным человеком.

Самых больших профессиональных успехов среди шапсугских Рудневых достиг Владимир, еще при жизни ставший поистине легендарным человеком. Юношей он переехал в Туапсе, получил рабочую специальность, устроился на городской машиностроительный завод, работал в тылу, воевал. В 70-е годы Владимир Васильевич стал первым работником этого крупного предприятия, освоившим несколько смежных профессий и возглавившим на машзаводе только набиравшее в те годы силу по стране движение многостаночников, одновременно обслуживая несколько фрезеровочных машин. Им гордились, его уважали, пытались быть похожим на передовика. Именно Руднев стал первым орденоносцем коллектива, удостоенным почетного ордена Красного Знамени и получившим высокое звание «Заслуженный машиностроитель России». Даже уйдя на пенсию, он не забывал родное предприятие, часто бывал здесь, общался с друзьями по работе, готовил новую смену работников завода. Его фотографий в семейном альбоме сохранилось больше – о нем часто писали газеты, портрет ветерана десятилетиями висел на Доске почета.

Раиса, еще один представитель семьи Рудневых, много лет назад вышла замуж за односельчанина Османа Схабо, работала в аульском магазине, вырастила трех детей, радовалась появлению на свет каждого внука. Она была очень строга в воспитании, принципы которого просты, впитаны ею с самого детства: не бояться работы, быть честным с другими и самим собой, уважение к старшим, стремление быть полезным людям, готовность всегда прийти на помощь.

– Я родилась и выросла в Сочи, – рассказывала в беседе с корреспондентом «ЛН» 75-летняя жительница аула Хаджико Раиса Схабо. Она, к сожалению, ушла из жизни в ноябре 2014 года. – Помню, что людям всегда приходилось непросто – и голод был, и войну пережили, и колхозы поднимали. Но мы, привыкшие всего добиваться собственными силами, никогда не теряли оптимизма, работали до изнеможения, потому что верили, что все обязательно изменится к лучшему, что кроме нас этого никто сделать не сможет. Это влияло на мировоззрение людей – они были более искренними, простыми, человечными по отношению друг к другу. Сегодня, конечно, мир несколько иным стал, но все меняется, все проходит, обязательно наступят и другие – благополучные – времена…

Своих детей она воспитывала, строго следуя урокам родителей – нарочитые строгость и требовательность всегда соседствовали с привычными материнскими переживаниями об их дальнейшей судьбе. В словах Раисы Васильевны не было никакой назидательности, зачастую, свойственной старшим. В этом деле, прежде всего, важен наглядный пример, считала она, дети, как правило, перенимают не то, что слышат, а то, что видят вокруг, в повседневной жизни, у отца и матери, дедушки и бабушки. «На завтра» этот процесс не отложишь и кнопку «пауза» не включишь – все должно идти в непрерывном режиме, нужно и уметь по-философски, мудро оценивать очевидное: у каждого поколения свои ценности, важно лишь вовремя привить молодым росток уважения к народным корням и духовным истокам, иначе – пропадут, сгинут, подобно траве «перекати-поле».

Она, как признавалась сама, давно ощущала себя черкешенкой – по вере, языку, традициям, которые знала с раннего детства, хотя никогда не забывала о той земле, откуда были родом ее родители – русская и украинская кровь тоже давали о себе знать. Так же – честно, достойно, в полном взаимопонимании с земляками живут и следующие поколения Рудневых. Человек, не знакомый с Раисой Васильевной, действительно не смог бы обнаружить в этой обаятельной женщине, за плечами которой – полная трудностей и испытаний жизнь, каких-либо особых отличий – она свободно говорила на чистейшем шапсугском диалекте, и даже внешне напоминала настоящую добрую, мягкую и обаятельную адыгскую женщину, пребывающую в уважаемом, почтенном возрасте. Ее истинное происхождение выдавали, пожалуй, только удивительно выразительные и пронзительно глубокие глаза. В них – особая гордая стать бескрайних русских полей и неописуемая красота широких просторов украинской степи…

Анзор НИБО.

 

Опубликовано 05.05.2021 16:26
Поделиться на:   

У вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться на сайте (регистрация), либо войти через свой аккаунт в соцальных сетях: войти